verbarium: (Default)
.
Некий подросток, обуваясь спросонья в школу, замер однажды от поразившей его мысли (прямо на придверной табуретке): "Если все равно конец, зачем зашнуровывать ботинки?"

Как я его понимаю.

Мать-природа вытолкала нас из дому взашей и дала на дорогу пирожок. И мы бредем, полусонные, путаясь в развязанных тесемках, соображая на ходу "смыслы".

Более циничный вариант от пятнадцатилетней "телки", возражающей матери: "Если точно будет конец света, какой смысл мне худеть до нового года!" И съела пиццу величиной с поднос.

Две бессмыслицы, но какие разные. Мужская и женская. Read more... )
verbarium: (Default)
.
Когда же человек бывает, собственно, свободным? То он хочет есть, то пить, то спать, то испражняться, то совокупляться. И всегда он хочет дышать. Почешется там, позудит здесь, кольнет в боку, подумается "мысль", приснится "сон", придет в голову "Бог". Ни мгновения самосознания и свободы вне этой необходимости. И толчение себя в ступе трех времен, в которых ни одно по-настоящему не различимо. Среди забот обо всем, прежде всего, о самом себе, среди самооправданий и самообвинений. И все это объединено одним — "основным" инстинктом, который, конечно, сам является воплощением свободы. И беспрерывным фоном за всем этим — ожидание страдания, предощущение боли. Которое не поглощается даже ожиданием конца. Даже под слезами "счастья" выглядывают другие слезы, как под ликованием восторга безумный страх. Read more... )
verbarium: (Default)
.
Дар без страдания великое бедствие, невозможно разлучить их. Есть гении, поглощающие слова и поглощаемые словами, пожирающие их и пожираемые ими, а есть гении лишь слегка пригубливаемых, дегустируемых слов. Словно боящиеся отравиться ими или делающие вид, что имеют дело только с божественными субстанциями.

Она была из вторых. Read more... )
verbarium: (Default)
.
Как-то Бунин по поводу Толстого выразился в том духе, что великие люди "сначала великие стяжатели, а потом великие расточители". Спорить тут не с чем, но Бунин, кажется, несколько упростил процесс.

Понятно, что "художник", "творец", сначала "эгоист", "собиратель", "насильник природы", стяжатель и пожинатель всех ее цветов и плодов, затем — отдаватель скопленных и обогащенных сокровищ, жертвователь себя самого и всего отобранного у мира. Он в высшем смысле "коллекционер", обреченный в конце сдать свою коллекцию обратно в музей природы. Он сам экспонат природы. Это взаимодействие эгоизма и самопожертвования, или, точнее, эгоизма-и-самопожертвования, как единого природного процесса, кажется мне единственно плодотворным: лишь из личной пустыни может родиться оазис, из чужих семян собственные, из греха святость.

Но я хочу сказать о другом, в развитие метафоры Бунина. Read more... )

Профиль

verbarium: (Default)
verbarium

April 2017

S M T W T F S
      1
23456 78
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 17th, 2017 10:10 pm
Powered by Dreamwidth Studios