verbarium: (Default)
.
Гоголь, в воспоминаниях о детстве, по поводу каких-то домашних страхов: "В ушах темнело". Read more... )
verbarium: (Default)
.
Ноздрев (о Собакевиче): "Не едь к нему! Он черт знает где живет. Я тоже … здесь живу".

Вот мастер. Видно, что даже такому хвастуну и вралю как Ноздрев и то иногда соврать зазорно. Щадит совесть Чичикова. И автор явно в растерянности здесь перед своим персонажем. В смущении своего таланта. Read more... )
verbarium: (Default)
.
Гоголь несомненно русский писатель, потому что писал на русском. "Но украинский гений", резонно возражают на Украине.

Согласен. Хотя совершенно невозможно национально охватить понятие "гения". Он принадлежит человечеству.

И все-таки Гоголь существует в двух измерениях этого особого русского — гоголевского — языка и украинского видения и темперамента. Без него температура русской речи была бы неполной. Read more... )
verbarium: (Default)
.
Бродский, в эссе о "Котловане" Андрея Платонова, говорит, что наличие абсурда в грамматике свидетельствует не о частной трагедии, но о человеческой расе в целом".

Разве только в грамматике? Довольно оптимистическое высказывание. Я думаю, что это ощущение не внутреннего, а внешнего эмигранта языка. Очевидно, что частный абсурд грамматики вписан в общий абсурд языка, а вместе с ним в совокупный абсурд существования. Наличие абсурда самого языка, языка как такового, свидетельствует о трагедии мышления и понимания, но благодаря ей же язык может реабилитировать себя в самоотречении.

Издалека будто вторит Деннет. "Кто не владеет языком, не владеет мышлением".

Вижу в этих осторожных пассажах опасливое и намеренное удаление от глубинного понимания языка и мышления и желание свести проблему бытия и мышления к проблеме языка. Это как бы модифицированная максима А. Шопенгауэра: "Кто ясно мыслит, тот ясно излагает". Правда, дальше у него сказано: "Я знаю только одно исключение: Кант". То есть, развивая эту мысль Шопенгауэра, можно сказать, что Кант ясно мыслит, но неясно излагает.

И это чистая правда. Read more... )
verbarium: (Default)
.
"А! вот он, Степан Пробка, вот тот богатырь, что в гвардию годился бы! Чай, все губернии исходил с топором за поясом и сапогами на плечах, съедал на грош хлеба да на два сушеной рыбы, а в мошне, чай, притаскивал всякой раз домой целковиков по сту, а может, и государственную зашивал в холстяные штаны или затыкал в сапог, -- где тебя прибрало? Взмостился ли ты для большого прибытку под церковный купол, а может быть, и на крест потащился и, поскользнувшись оттуда с перекладины, шлепнулся оземь, и только какой-нибудь стоявший возле тебя дядя Михей, почесав рукою в затылке, примолвил: "Эх, Ваня, угораздило тебя!"

Гайто Газданов комментирует: "Это написано с таким гениальным литературным искусством, что нужно сделать усилие внимания — и только тогда замечаешь, что, стоя рядом с разбившимся насмерть Степаном Пробкой, дядя Михей говорит: "Эх, Ваня", — вместо того, чтобы сказать: "Эх, Степан!"

Удивительно, как даже такой серьезный писатель как Газданов не замечает здесь нескольких уровней повествования. Read more... )
verbarium: (Default)
.
"Он прожил в этом уютном доме еще один счастливый год и умер от апоплексического удара в лифте гостиницы после делового обеда. Хотелось бы думать, что лифт шел наверх". (В. Набоков "Лаура и ее оригинал") Read more... )
verbarium: (Default)
.
Брюс Шнайер: "Только атаки дилетантов нацелены на машины; атаки профессионалов нацелены на людей". Какое заносчивое мнение. Не представляю себе по-настоящему живого, который бы не чувствовал себя роботом - и не был им. Read more... )
verbarium: (Default)
.
Прочитал в кои-то веки "Зависть" Олеши. Чистенько. Никогда не мог продвинуться дальше абзаца-двух. Претила болезненная стерильность стиля и, при всей "изысканности" иных мест, какое-то экстатическое малокровие. Словно муляжи тропических фруктов, накачивались на моих глазах каким-то синтетическим сиропом. Read more... )
verbarium: (Default)
.
Владимир Набоков: «шелестящее, влажное слово счастье, плещущее слово, такое живое, ручное, само улыбается, само плачет…» Read more... )
verbarium: (Default)
.
Чехов, Набоков (Платонов, несмотря на все имитации первородства), таланты культурные, обузданные; Гоголь же дикий, дикорастущий, рвущийся из-под спуда цивилизации и культуры. Read more... )
verbarium: (Default)
.
Вот гениальное Мандельштама: "Человеческие губы,\Которым больше нечего сказать,\Сохраняют форму последнего сказанного слова".

Но раньше форму застывшего несказанного сохраняет разум. Read more... )
verbarium: (Default)
.
Мольер: "Слово принадлежит наполовину тому, кто говорит, и наполовину тому, кто слушает".

Если бы. Чаще оно не принадлежит никому. Даже Иоанну. Read more... )
verbarium: (Default)
.
В каком-то из рассказов Набокова, герой, наблюдая за магическими пассами арфистки, "мирно прядущей музыку", гениально посмеялся на женской грудью, "совершенно лишней в мире гармонии" (= искусства). Этот же автор смешно сравнил вечно всклокоченного Ремизова с шахматной ладьей, панически прибегнувшей к несвоевременной рокировке.

Такая беспощадная наблюдательность ранит невзыскательного читателя. Read more... )
verbarium: (Default)
.
Адамович о Батае: "Он умер в недоумении" Хорошая эпитафия. Каждый мог бы примерить этот звенящий серебряный венок на себя.

У Адамовича на самом деле: "Батай умер в недоумении, ничего не найдя и ни на чем не успокоившись". Как они все не умели вовремя поставить точку, эти литературные "белоэмигранты", обязательно все выболтают до бессмыслицы, до анемичного многоточия, словно заговаривали свою косноязычную тоску родным языком.

Вообще, метафизически полноценной, самоценной тоской по родине отличался из русских писателей, кажется, только Набоков. Может, еще Ходасевич. Бердяев, Лосский, Шестов, Франк и др. спокойно переселились заграницу вместе со своими абстракциями, как и подобает философам. Мережковские и в Париже метались между двух революций. Бунин даже в "Темных аллеях" продолжал пахать свою лиловую пашню. Ремизов пестовал родную речь как чужбину. И только Набоков перелил свою ярость и грусть в бесценный русский язык, которым Россия еще когда-нибудь заговорит. Такая тоска языка не может остаться неутоленной. Ибо ностальгия Набокова это именно ностальгия несбыточного языка, выше которого только молчание. Read more... )
verbarium: (Default)
.
Из сочинения доцента кафеды маркетинга, казанского маньяка, кандидата наук, преподавателя философии (буквально из первых же строк):

"Раздается в мобильнике звонкий девичий голос". "Большие глaзa, цвет которых соответствует фaмилии, смотрят нa меня озорно и дaже зaдиристо". "Рисунок губ словно укрaден с фото Синди Кроуфорд. Кaштaновые волосы собрaны в пучок" и т.д. Ужас. Читатель лихорадочно ищет вокруг себя средства защиты и личной гигиены. Такие действительно убивают. Они наносят "многочисленные раны" сначала короткостволом своего слепого языка, а затем могут и ножом. Прошу Генеральную прокуратуру немедленно возбудить уголовное дело против жюри премий "Русский Букер" "Национальный бестселлер", "Большая книга" и т.п. дабы предупредить новые преступления против человечности. Потому что их выбор редко превышает уровень этого сочинения. Read more... )
verbarium: (Default)
.
"То, что живит тебя, — это Бог", говорит Ангелус Силезиус словами Льва Толстого ("Путь жизни").

Нет, не выстрелили оба. Где место моему "я", если есть место Богу? Где место Богу, если нет места моему "я"? Read more... )
verbarium: (Default)
.
Богом

Братских
Братских
Братских


будет
было

вековой
вековой
вековой


великая
верность
воля
времена!
все
всегда!
года

гордимся
гордимся
гордимся


Грядущие
дает

данная
данная
данная


держава

для
для


до
достоянье
есть
жизни
земля!

и
и
и


края
леса
любимая
мечты
Могучая
морей

мудрость
мудрость
мудрость


Мы
Мы
Мы


на
на


Нам
нам


народная!
народная!
народная!
народов
народов
народов


наша
наша
наша
наше
наше
наше
наши


Одна
Одна


От

Отечество
Отечество
Отечество


открывают
Отчизне
поля
полярного

Предками
Предками
Предками


простор
Раскинулись
родная

Россия
Россия


свете!

свободное
свободное
свободное


священная
силу

слава
Славься
Славься
Славься
Славься
Славься
Славься


союз
союз
союз


страна
страна!
страна!
страна!


Так
так
так
такая


Твое

тобой!
тобой!
тобой!

ты
ты


Хранимая
Широкий
южных Read more... )
verbarium: (Default)
.
На одной военной радиостанции постоянно выражаются таким например языком: "лукавая ирония", "искрометный юмор", "испытующий взгляд", "изумительная красавица", "могучий Иртыш", "седой Урал", "сказочный лес", "волшебная страна", "изумрудные дали", "величественные кедры", "обрамляют озера", "арошный мост", "грешневая каша", "узорочье", "урочище", "разнотравье", "во славу державы" и т. п., а также читают Аверченко (не "Дюжину ножей в спину революции") и размахивают кистенем.

Как красили пожухлую траву и желтые листья к приезду начальства зеленкой для БТРов, так и красят, как мыли плац шампунем и земляничным мылом, так и продолжают. Это какой-то неумирающий универсальный язык государственной пошлости. Все это считается, видимо, "державным стилем", "чистейшим русским языком", "воспитанием вкуса" российского воина и патриота. Понятно, что вот такое же у их ведомства и авангардное вооружение, и форма, и боеготовность, и "приверженность традиции", и даже коррупция — "оружие, которое их защищает". Read more... )
verbarium: (Default)
.
"Дорогой Boris Nemtsov, Боря! Ну ты же давно живешь на свете, ты же знаешь , что они живут в твоих розетках, фене, электробритве и мусорном ведре …" — пишет одна тугоухая политическая активистка, подразумевая слив спецслужбами телефонных переговоров "оппозиции". Вот именно что ГБ живет в ФЕНЕ Немцова, Пархоменко и прочих ему подобных сограждан. Замечательное продолжение моего предыдущего поста об автоматически развивающемся абсурде языка, бесконтрольно наполняющемся новым смыслом. Read more... )
verbarium: (Default)
.
Слова сами стремятся к обессмысливанию в процессе писания, поэтому искусство письма состоит прежде всего в понимающей скромности автора, терпеливо дожидающегося в стороне предела их автоматически развивающегося абсурда, чтобы затем дать им самим же наполниться смыслом.

В этот краткий миг и необходимо вмешательство автора в стихию языка, состоящее в простом неучастии в самозарождающемся смысле, когда одно переходит в другое, а автор только покорствует воле реки. Смысл достигает полноты в абсурде, а абсурдное в "смысле". Понимая это, писатель должен лишь соприсутствовать языку, созерцать возникновение и исчезновение абсурда, не вынося никакого суждения происходящему. Но, как правило, он с первых же слов стремится управлять абсурдом, в результате чего сам управляется им. Read more... )

Профиль

verbarium: (Default)
verbarium

April 2017

S M T W T F S
      1
23456 78
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 02:36 am
Powered by Dreamwidth Studios