verbarium: (Default)
.
З. Гиппиус продолжает: "И было три главных телесных ощущения: голода (скорее всего привыкаешь), темноты (хуже гораздо) и холода (почти невозможно привыкнуть).

В этом длительно-однообразном тройном страдании — цепь вестей о смертях, арестах и расстрелах разных людей".

Опять верно, и верно не столько в ближнем, сугубо "физическом" смысле, но в безосновном онтологическом. Я думаю, эти три ощущения первоосновны, восходят к первичному вбрасыванию живого существа в бытие, когда еще ничего нет, кроме холода и тьмы. Голод, собственно, уже редукция тьмы и холода, уже вписан в них. Первое ликование сущего. Read more... )
verbarium: (Default)
.
"Рожденный не в первый раз и уже не первый завершая круг внешних преображений, я спокойно и просто открываю свою душу". (Сологуб)

Знаменательное приближение к Дхамме. Однако, при всех интуициях "западных" людей, ими никогда не задается вопрос: "Кто этот "я", барахтающийся в месиве перерождений? Что и чем он наблюдает?". Вот что никак не может уяснить себе европеец, совмещая в одном понимании поток бесконечных трансформаций со своим драгоценным ощущением "я". В одном порыве сознания Сологуб допускает сразу две, или вернее, одну, но зато двояковыпуклую ошибку, и даже не замечает этого: говорит о своем "я", "раскрывающем его "душу" (а за скобками еще тяготеет "Я" "Бога", опять же чудесным образом возвращающее мыслящего Его субъекта к себе). Это фундаментальное непонимание отсутствия "я" в каких-либо онтологических процессах и формирует, собственно, камму, топливо рождений и смертей. "Камма есть воля", говорит Татхагата. А источник воли заблуждение, питающееся иллюзией "я". Read more... )
verbarium: (Default)
.
Человек всю жизнь является соглядатаем мира, соглядатаем других. В это время другие также наблюдают его, и мир преследует его. Они встречаются друг с другом в пространстве взаимного отрицания, обусловленного противостояния. Даже приятие другого, на мистической глубине, есть его отрицание, поскольку противопоставлено ему как объекту. Когда человек научается быть соглядатаем себя, перестает быть соглядатаем мира, мир больше не видит его, оставляет его. Он и сам перестает видеть себя извне, а видит лишь себя внутреннего, как изменение сознания. Read more... )
verbarium: (Default)
"Личинка, гусеница, бабочка, которое же из них "я", недоумевает Розанов. Никакое. Это вопрос наблюдающего извне.

Но вот что должна думать о себе сама бабочка, если, конечно, помнит, о своих превращениях? Кто она: куколка, гусеница, крылатая личинка? Нельзя отказаться ни от какого из своих прежних состояний и одновременно: отождествляться с ними.

Скорее всего, она ничего не знает о них, как не знает о своих превращениях человек. Но подсознательно держится за них все. Read more... )
verbarium: (Default)
.
Борис Парамонов: "Набоков пишет в «Других берегах»: колыбель качается над бездной. Бездна в начале и в конце, а вернее — до и после индивидуального бытования. Никакими усилиями не то что разума, но и воображения нельзя представить «я», существующее до рождения; а значит, нет никакой гарантии, что оно обнаружится в послебытийных сферах. Жизнь «я» — слабый свет, окруженный двумя молчаливыми и темными — даже не «пылающими», как у Тютчева, [безднами]".

Все-таки одну жизнь "я", хотя бы в настоящем, Парамонов предполагает, ему хочется ее признать реальной. Без "я" зябко. Иначе чем бы он мог охватить неохватываемость "прошлого" и "будущего" "я", как не твердыней настоящего? Read more... )
verbarium: (Default)
.
Известно, что Толстой не мог видеть своего текста неисправленным и тут же, после любой своей правки, принимался его переделывать снова. Считается, что это пример высокой творческой взыскательности и т.п. Я вижу здесь прежде всего Read more... )
verbarium: (Default)
.
"Освобождение разума подобно угасанию лампы". (AN 3:90)

Величайшие слова, вся программа буддизма сжато.

Никогда не согласится "цивилизованный" разум на свое добровольное "угасание" Read more... )
verbarium: (Default)
.
В продолжение всего только одной — восходящей и угасающей — улыбки я вижу в человеке Read more... )
verbarium: (Default)
.
Мир приходит к равновесию и единству, когда читта (сознание, акт сознания) становится объектом концентрации, созерцанием самой себя. Здесь она успокаивается и пребывает в собственной сущности, своей внутренней (истинной) природе (сабхава). Но еще не полной, потому что отстающей от себя на целый познавательный цикл. Read more... )
verbarium: (Default)
.
"На премьере фильма о Бэтмене 24-летний мужчина открыл стрельбу прямо в зале, убив 12 и ранив 59 человек".

Уже устаревшая новость. Между тем, стрелявший, в присутствии полицейских, уже перезарядил скорострел и выбрал новую жертву.

"Ах, ах", "Ох, ох", "Кто он?" "Откуда?" "Почему?"

Совершенно понятно, что убийца не пришел с улицы, а шагнул в зал прямо с экрана, в луче кинопроектора. Освободившись от двухмерности и режиссерского плоскостопия. Скоро и на самом деле это будут показывать как новое завоевание кинематогрофа, но это будет новым ухищрением зла и его последним приближением к реальности. Только слепой теперь не видит, как идеальное прямо на глазах превращается в реальное и завоевывает мир. Мы уже давно ведем эту кровопролитную войну не с фантомами живых убийц и террористов, а с реальностью вымышленного. Вооруженные до зубов поразделения засели по подвалам, чердакам, президентским бункерам, киносценариям и закоулкам нашего сознания. Религиозный и политический фанатизм, оплодотворенный худосочным воображением ремесленника — это и есть ад, преисподняя непосредственного посредственного. Посредственность всегда предсказуемо кровожадна и неотменимо технологична.

Хотя прямое превращение воображения художника в кинокартину (книгу, акварель, мысль, музыку) всем в общем "понятно" и многими одобряется, именно оно ответственно за развязывание ментальных войн между живым и вымышленным. Но освобождение художественных форм происходит в двух направлениях, и сегодня очевидно, что "реальность" уже необратимо побеждена "вымыслом". Представляю, какие схватки происходят между ними — персонажами и образами, еще только зачинаемыми в воображении, или уже воплощенными в искусстве, — и теми, кто рвется наружу — из чрева зрелого виртуального — в нашу перенаселенную "реальность". Настоящие живые между ними все реже, и их они тем более не пощадят. Обитатели международного политического Олимпа это, как правило, простейшие нечеловеческие субстанции, многократно прошедшие холодную штамповку перверсивного художественного воображения, то возвращаемые в породившее их сознание, то снова исторгаемые из него и баллотирующиеся в президенты.

Интернет — промежуточная реальность, пограничная территория, на которой идет схватка освобождающихся и освобожденных ментальных форм, порабощающих все живое. В конце он будет свернут как пространство без времени. Гоголь, сжигающий Второй том "Мертвых душ", одолеваемый демонами собственного сознания, первый понял это, ибо сжигал на самом деле не "неудачную книгу", а самую возможность этого перехода из виртуального в реальное. Он знал, что заживо съеден ими и хотел спасти еще живых. Потрясающий образ совершенно здорового, еще молодого человека, отвернувшегося к стенке и отказывающегося принимать пищу наотрез. Он знал, что ни кусочка этой пищи ему не достанется, и все будет отобрано теми, кто произведен его фантазмами. Он сам уже стал собственным фантазмом и не сомневался в этом.

Боюсь высказать последнее предположение, Read more... )
verbarium: (Default)
.
У художника левое сознание, у одиночества левое сознание, у справедливости левое сознание, у познания левое сознание, у Христа левое сознание.

Правым сознанием одержимы буржуа, посредственности, бывшие революционеры и Мара (дьявол) — как соблазном и силой соблазна. Бедные тоже от природы правые, потому что тоже хотят быть богатыми и угнетать бедных, то есть, они будущие потенциальные правые охранители. Read more... )
verbarium: (Default)
.
Собственно, если крепко подумать, наше чувство индивидуальности (автономности) ни на чем больше не основано, как на мнимом предположении, будто мы сами можем помыслить что-нибудь и тут же скрыть это в себе, то есть, уединиться в своем сознании и распоряжаться там собой и миром по собственному усмотрению. Нет. Read more... )
verbarium: (Default)
.
Посмотреть на себя из чужого сознания, лучше даже из обледеневшей бездны сознания животного, паука, глубинной рыбы, обезьяны, умалишенного, в этом, собственно, и состоит дар отчуждения — дар человечности. На этом же строится наше ощущение личного бессмертия. Со стороны никак не удается увидеть себя неживым, пока жив паук, созерцающий тебя. Read more... )
verbarium: (Default)
.
Не верю, что вещи не имеют самосознания. Камни, столы, окна. Столы помнят, что на них лежало и лежит, пишется и писалось, естся и елось. Стекло видит все, что перед ним и позади него и прячет в своей прозрачности свое знание. Арбуз знает свои семечки и сок, и цвет семян, и то, что будет съеден. Зеркала хранят в своей глубине, для самих себя, все свои отражения как камму и ревниво оберегают их от посторонних. Они избегают повторений. Бумага сознает свое главное предназначение и ждет. Read more... )
verbarium: (Default)
.
Я чувствую фальшь чужого и своего зевка, наивность хитрого прищуривания, прищур жеста. Далекого и близкого подступа слез. Приступа тика.

Торопливого расцветания цветов, хмурости июльского утра. Заискивающего, но хищного потягивания кошки, улыбки собаки.

Когда дым поднимается над трубой столбом, я ощущаю неестественность его прямизны, его желание угодить лжи чужой геометрии и всей кожей чувствую, как ему хочется изогнуться кошкой. Фальшивая угрюмость боя напольных часов за стеной направлена только на меня, не на хозяина. Когда барабанит дождь за окном, я с отчетливостью различаю его лишнюю, фальшивую каплю. Когда небесный дева рассыпает молнии, я вижу ту, которой он хочет испугать меня.

Фальшивят альты, ручьи, младенцы, вагонные колеса. Траур пароходных гудков над рекой еще постановочнее, чем утренний туман. Read more... )
verbarium: (Default)
.
Вспомнил давнишний телевизионный рассказ какого-то несостоявшегося самоубийцы (лузера-самоубийцы), который остался жив, выпрыгнув с десятого что ли этажа, сделался позвоночным калекой и всем рассказывал потом, как отчетливо помнит, что пожалел о содеянном, пока летел вниз.

Не знаю, все ли сожалеют, летя в бездну, думаю, все — как о необратимости, непоправимом (если успевают), — но, видимо, сожаление бывает настолько сильным, что может даже как-то повлиять на исход и оставить в живых — искажает траекторию падения.

Думаю, мы и в новую жизнь вот так же рождаемся с сожалением, то есть, сожалея о прежней жизни, оставаясь мыслями в ней, и поэтому рождаемся в следующей неизбежными калеками, Read more... )
verbarium: (Знамя Дхаммы)
.
Согласно философии Абхидхаммы. жизнь живых существ чрезвычайно кратка и длится всего лишь один сознательный момент (момент сознания). Как колесо повозки, вращаясь, в каждый отдельный момент времени касается земли только одной точкой своей периферии, как то же колесо, в состоянии покоя, касается земли только одной точкой своей окружности, так и жизнь живых существ продолжается только один сознательный момент в каждом отдельном моменте времени. Когда один момент сознания прекратился, вместе с ним прекратилось и живое существо, носящее это сознание, и перешло в следующее. В соответствии с чем сказано: Read more... )
verbarium: (Default)
Каждый останавливается в своем развитии (образовании, самопознании, религии) на точке оправдания, на которой он реализует сверхзадачу своей жизни, то есть отвечает на импульс своего центрального (не "основного") инстинкта. Этот центральный инстинкт — суммарная энергия индивидуальной каммы (кармы), вектор ее развития.

Но глубинная самореализация личности начинается не с осуществления, а преодоления этого инстинкта, который по видимости является инстинктом вовсе не личности, а некоей постороней силы, "природы". До этой момента невозможно определить, какая доля природного "замысла" или "Бога" участвует в этом массиве индивидуальной каммы. Невозможно даже сказать, является ли "личная" воля всего лишь субъективацией безличной каммы или какая-то часть ее все же подконтрольна нам. Слишком темен предмет, темно всякое, даже самое светлое желание до этого момента, слишком часто оказываются стремления и воления личности противоположными ее глубинным интересам. Read more... )

Рад

Oct. 31st, 2010 07:17 am
verbarium: (Default)
.
Ничто так не характеризует всего человека здесь, как его представление о рае и аде там. Рай для меня – это абсолютное сознание без страдания. В буддизме достижение этого возможно. Read more... )

Профиль

verbarium: (Default)
verbarium

April 2017

S M T W T F S
      1
23456 78
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 02:38 am
Powered by Dreamwidth Studios