verbarium: (Default)
.
Дар без страдания великое бедствие, невозможно разлучить их. Есть гении, поглощающие слова и поглощаемые словами, пожирающие их и пожираемые ими, а есть гении лишь слегка пригубливаемых, дегустируемых слов. Словно боящиеся отравиться ими или делающие вид, что имеют дело только с божественными субстанциями.

Она была из вторых. Read more... )
verbarium: (Default)
.
Внутри слова

Один из удивительных и многозначительных эпитетов Будды – "Достигший молчания". Смысл этого особенно хорошо начинаешь понимать, когда, замолчав, продолжаешь ментальный диалог с миром, а, прекратив и его, все еще пребываешь внутри слова. Read more... )
verbarium: (Default)
.
Все-таки знаменательно, что орган вкуса и орган речи (говорения), это один и тот же орган. Так что не успеет сапиенс о чем-нибудь помыслить, как предмет высказывания, "означаемое", тут же оказывается у него во рту, и тогда язык сам должен вкусить то, что он только что произнес. Лично распробовать вкус сказанного.

Судя по бессмысленным массам слов, обращающихся в эфире, говорящие их этой зависимости даже не осознают. Лучше бы им вовсе отказаться от языка, не произносить никаких слов. Особенно мерзких. Read more... )
verbarium: (Default)
.
"Шоссе теперь тянулось среди полей. Мне пришло в голову (не в знак какого-нибудь протеста, не в виде символа или чего-либо в этом роде, а просто как возможность нового переживания), что, раз я нарушил человеческий закон, почему бы не нарушить и кодекс дорожного движения? Итак, я перебрался на левую сторону шоссе и проверил - каково? Оказалось, очень неплохо. Этакое приятное таяние под ложечкой со щекоткой "распространенного осязания" плюс мысль, что нет ничего ближе к опровержению основных законов физики, чем умышленная езда не по той стороне. В общем, испытываемый мной прекрасный зуд был очень возвышенного порядка. Тихо, задумчиво, не быстрее двадцати миль в час, я углублялся в странный, зеркальный мир. Движения на шоссе было мало. Редкие автомобили, проезжавшие по им предоставленной мною стороне, оглушительно гудели на меня. Read more... )
verbarium: (Default)
.
Язык не просто первичен по отношению к бытию, он - предбытие, надбытие, бытие в себе, проливающееся сюда слабым светом. Смысл существования художника в том, чтобы соединить собой два мира, стать кровотоком.

Вся косноязычная политическая правда Солженицына погребена под его жестяным языком. Самое его имя отторгнуто русской речью и не врастет в нее. Это в полном смысле моральное и онтологическое костноязычие, уродство смысла и звука.

Два русские мужика стоят перед распахнутой дверью трактирной России и рассуждают об колесе, чтобы затем описать его. Один говорит "два русские мужика", другой - "два русских мужика", а за этим - вся пропасть и языка, и таланта, и понимания, и правды. В одной букве - замкнутость, тюрьма, в другой - простор, покой, воля.
verbarium: (Default)
.
http://www.chaskor.ru/article/margarita_meklina_yazyk_-_sredstvo_soprotivleniya_13464

Неплохое интервью Маргариты Меклиной, но в конце все испортила. На вопрос интервьюера (Д. Бавильского), как ей живется-пишется на двух языках, и вообще, как она относится к двуязыким писателям, ответила:

"К писателям-билингвам можно относиться только как к бисексуалам — с завистью".

А ведь как хвасталась, что знает все темные закоулки русского языка, все его полости. Не знает.

Успех

Dec. 15th, 2009 07:20 am
verbarium: (Default)
.
Как расчетливо он хохочет, как самодовольно благожелателен, как упивается пищеварением речи, как неуступчиво уступчив, как сытно честолюбив. Трупный румянец шеи переходит на волосатую грудь. Вопросы, которые он задает собеседнику, обращены к самому себе, смотрите, как много я знаю всего, слушайте меня и только меня, я никогда не кончусь, жизнь прекрасна, я желаю добра всем. Я оптимист: презентации, интервью, фуршеты, конференции, выставки, премии, снедь заезженной надушенной плоти вперемешку с вирулентностью зла.

Я боюсь за него. Конец будет не менее отвратительным, чем успех.
verbarium: (Default)
.
"Проговаривать мысли в пространство", чтобы обмануть свое нежелание двигать языком, как-то стронуть с места обындевевший камень и пустить его под откос. Пищеварение мозга, не больше.

Наступает время, когда просто начинаешь припоминать себя, автоматически определять себя в собственном сознании, удивляясь тому, что ты еще есть. Слова просто говорятся, чтобы не потерять ощущения себя. Свидетель чужих слов, очевидец собственных.

Подлинное больше не применяет слова, чтобы обозначить, а вычитает их из невыразимого.
verbarium: (Default)
.
Ремесленник начинает с мысли о сюжете, фабуле, теме, продвинутый ремесленник - с мысли о слоге, ритме, подтексте будущей книги: выбор имени он откладывает на потом.

Художник начинает с выбора имени, он слышит его как интонацию своего повествования, именно его он прозревает "сквозь магический кристалл". Все остальное группируется вокруг имени само.

Имя героя и повести организуют его музыку и вдохновение. В настоящей литературе мы не найдем прежде всего фальшивых имен, каких-нибудь Петров Валерьяновичей, Евгениев Прохоровичей или Игорей Северьянычей - почему они так подрывают доверие читателя? В жизни-то их наверняка можно где-нибудь отыскать, и жизнь их, скорее всего, будет так же фальшива, как в тексте, но в ткани художественного произведения они фальшивы вдвойне. Ложь имени уничтожает все окружающее пространство повествования.

Имя определяет обстоятельства жизни героя и все пространство текста; оно органично, а не случайно живет в ткани букв. Бесталанный же автор просто ищет новые сочетания имен-и-отчеств, фамилий и механически переносит их в произведение, разве только поверхностно (идеологически) соотнося звучание имени с биографией персонажа, тогда как внутреннее содержание имени есть нерв искусства, его мистическое тело. Чудовищное словоземлетрясение в романе Владимира Набокова - Лев Глебович - катастрофа имени и характера.

Имя - платоновская идея реальности, поэтому оно определяет жизнь произведения. Оно существует только вместе с самой действительностью и неотделимо от нее. Неподлинное, случайное, искусственное имя всегда означает неподлинность, случайность, придуманность литературы. Никакого Ивана Денисовича не существовало не только ни одного дня, но и ни одной минуты. Тем более, не будет существовать в вечности.

Нельзя произвольно поменять имя после того, как текст совершен, хотя бы вчерне. Не имя врастает в текст, а текст произрастает из имени. Даже текст, привитый к искусственному имени, невозможно оторвать от него. Они погибают вместе.

Имя, в конечном счете, есть внутреннее событие произведения и самого слова. Нет имени вне слова, и нет слова вне имени. Имя и есть слово в том чистом виде, в каком оно предсуществует бытию.

Поэтому вначале было: имя.
verbarium: (Default)
Лесков, Платонов - явления языка.

Достоевский, Тургенев, Бунин, Белый - явления литературы.

Гоголь, Толстой, Чехов, Набоков: явления действительности.

Явление языка, возможно, выше явления литературы. Но не действительности.
verbarium: (Default)
.
Прочитал в одном журнале цитату из "раннего" Лимонова: "Хорошо изнасиловать маленькую девочку, а затем придушить ее".

Не знаю, не читал ни раннеего, ни позднего, моей интуиции хватает различать литературу и нелитературу еще издалека, даже не прикасаясь к буквам. Но почерк отпрыска заслуженного работника НКВД чувствуется.

Сильные, хвастливые слова бессильных людей очень опасны. Опасны своим террористическим бессилием, которое оставляет бомбу в людном месте и приводит ее в действие из безопасного места, по радиотелефону.

Они даже не обладают отчаянием шахида, взрывающегося вместе со своей смертноносной начинкой. Как должен это делать настоящий писатель с каждым своим словом, погибать в нем.

Террористы будут все равно разнесены - уже разнесены - в клочки своими пятьюстами граммами гнилого словесного эквивалента.
verbarium: (Default)
.
Лакейские слова: "успешный", "востребованный", "лузер" и т.п. Не могу себе представить, чтобы произносящий их считал бы себя неуспешным, невостребованным, нелузером, а всех остальных - антонимами себя. То есть, не был бы сам лакеем "успеха".

Язык остается единственной неискажаемой реальностью, сообщающей правду даже своей ложью.
verbarium: (Default)
.
Пьянство, джаз, компании, половая распущенность, стильная одежда, заискивание перед своим и чужим телом, беспорядочная всеядность чтения, "ни в чем себе не отказывал", "брал от жизни все, что можно", бедность воображения, разнузданная скудость чувствований, расфокусирование личности, расслабленный стиль газетчика.

Чувственная опрятность, простая одежда, никакой музычки, одиночество и молчание, аскетизм в этических и эстетических вкусах, суровость телесной и интеллектуальной жизни, сдерживание семени, собирание нравственных сил, богатство фантазии, глубина стиля, щедрость и изысканность мыслей, чувств, слов.
verbarium: (Default)
.
"Завтра, 15-го июня в клубе "Гоголь" в 19-00 состоиться встреча со мной. Посидим-поговорим. Адрес клуба: Столешников переулок, д. 11, стр. 1. Приходите".

Эта фраза обожгла меня нестерпимым блеском. Потому что могла бы принадлежать Гоголю, по крайности, Хлестакову. Времена на миг сдвинулись, и я очутился в Петербурге "Шинели", не понимая, то ли я на середине повести, то ли в зените абсурда. Но поскольку принадлежит ни тому, ни другому, рыдаю от хохота. Отделенный от космического одной абсурдной буквой "П".
verbarium: (Default)
.
Инет у меня медленный, модемный, вот и решил просто попробовать одну передачу в ютубе, для смеха. Забавно, подкачает несколько слов, прослушаю, еще несколько мычаний, дуэт Бобчинского и Добчинского, - и снова восторг, корпускулы чьих-то мимолетных саморазоблачений, пытка слуха и понимания: "охватывает ощущение"... "неброская внешность"... "приглушенная духовность"... "проникает в самое сердце"... "чистая душа"... "счастье, что ты находишься рядом"... "живое свидетельство"... "волна света"... О ком это, о чем? Обрывки музыкальных фраз... сопенье... И гнусная заставка в инцесте с родственной ей музыкой.

Все разделено многозначительными техническими паузами, в которые понимаешь всю несусветную ложь происходящего, фальшь говоримого, произнесенного. Искусственно расчлененная речь вдруг предстает как рентгенограмма сознательного обмана и самообмана, все интонации и модуляции - мимикрия: хамелеонский покров речи чудовищно очевиден.

Да ничего вас ничем не охватывает, ничто никуда не проникает, все запятнанно и сально, присыпано тальком, полное одиночество посредственности и эгоизма, светское общение роботов, очевидное свидетельство глупости, соглядатаев собственной совести, волны неконтролируемого удушья, несостоятельность каждого эритроцита, катаракта внутреннего зрения.

То же и с письменной речью. Стоит ее только подвергнуть членению, как тотчас обнаруживается ее ходульность, неискренность. Истерия снулой крови, глумление копеечных истин, патриотическая\либерастическая чечетка ура-ура-мы-лучшие\худшие. Это когда берешь на смысловой тест. Когда берешь на музыкальный - дела обстоят еще хуже, еще непоправимее. Всю фонограмму современного языка - на свалку.

Надо - и это совершенно серьезно - догрызться не до отдельных слов или морфем, ибо гиль и гниль уже проникли в корни слов, в нервные окончания лексемы - надо брать на пробу каждую свою и чужую букву - и взрывать первый же фальшивый звук и слог.

Не языком, а предсердием чувствовать десны слов, альвеолы букв. Провозгласить пустоту как лоно дословного - первоначального - смысла. Лучше с осведомителями, чем с осведомленными, с безграмотными, чем с информированными, с экземой по всему телу, чем на языке.
verbarium: (Default)
.
Сутта Нипата, ст 472: "У кого асава (загрязнение, пятно) становления и грубая речь разрушены, прекращены, больше не существуют, тот имеет знание и освобожден полностью. Татхагата [таков, поэтому он] заслуживает жертвоприношения". (Snp v. 472)


Бхавасава, или асава (загрязнение, пятно) становления (существования), наряду с другими двумя асавами - камасавой (асавой чувственных удовольствий) и вибхавасавой (асавой жажды уничтожения) составляют троякий базис перерождения и должны быть преодолены на Пути Освобождения. Арахант, достиший освобождения, полностью устранил их.

Совершенно необычно здесь для буддийских сутт сближение асавы становления с грубой (нечистой) речью, как будто становление обусловлено речью. Впрочем, высказанное слово, будучи воплощением мысли и воли, и есть становление, жажда бытия, - даже совершенное слово. Что же говорить о нечистом и страстном слове. Как говорят индусы, страстное слово продлевает ткань сансары.

Существа осуществляют свое становление мыслью, словом и действием, становясь ими.

Профиль

verbarium: (Default)
verbarium

April 2017

S M T W T F S
      1
23456 78
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 02:00 am
Powered by Dreamwidth Studios