verbarium: (Default)
.

Мяч круглый, поле ровное. Это безысходно.
(Неизвестный мастер XX века)


Раз в четыре года я смотрю футбол. Только финал чемпионата мира. Пытаюсь добрать к своей все еще сырой повести какие-то последние штрихи. Но, как видно, созревание художественного замысла и созревание игры протекают одновременно, в ходе самой игры, синхронно. Поэтому надо дожидаться финала финала.

Это повесть о футболе как метафоре жизни. Игроках двух команд финальной встречи, раздираемых не только противоречиями основного противостояния, но и внутренними командными и глубоко личными противоречиями, конфликтами мяча и поля, и в целом правилами футбола. Собственно, речь идет только об одном игроке и его вечном спутнике — мяче. Футбольная игра лишь фон для психологических состояний персонажа. Они мало обусловлены игрой. Игр`а обусловлена внутренними состояниями. Но есть и внешний антураж. В последний раз я позаимствовал живую подробность игры — историю об осьминоге Пауле (у меня — Карле), головоногом предсказателе, этом Пеле прорицания, разорителе букмекеров. Эта восьминогая звезда из аквариума "Зеелайф" в Оберхаузене видится мне как запутанный узел игровой судьбы, воплощенный кармический сгусток, кишащий в самом себе бесконечными возможностями игры но с мукой навязываемого ему извне выбора победителей чемпионата. Read more... )
verbarium: (Default)
.
Зинаида Гиппиус: "Такое было странное, непередаваемое время. Оно как будто не двигалось: однообразие, неразличимость дней, — от этого скука потрясающая. Кто не видал революции — тот не знает настоящей скуки. Тягучее удушье".

По одному следу когтя узнаешь настоящего писателя, духовидца. Скука. Скука страстей, неизбежности, неотвратимости. Read more... )
verbarium: (Default)
.
"Рожденный не в первый раз и уже не первый завершая круг внешних преображений, я спокойно и просто открываю свою душу". (Сологуб)

Знаменательное приближение к Дхамме. Однако, при всех интуициях "западных" людей, ими никогда не задается вопрос: "Кто этот "я", барахтающийся в месиве перерождений? Что и чем он наблюдает?". Вот что никак не может уяснить себе европеец, совмещая в одном понимании поток бесконечных трансформаций со своим драгоценным ощущением "я". В одном порыве сознания Сологуб допускает сразу две, или вернее, одну, но зато двояковыпуклую ошибку, и даже не замечает этого: говорит о своем "я", "раскрывающем его "душу" (а за скобками еще тяготеет "Я" "Бога", опять же чудесным образом возвращающее мыслящего Его субъекта к себе). Это фундаментальное непонимание отсутствия "я" в каких-либо онтологических процессах и формирует, собственно, камму, топливо рождений и смертей. "Камма есть воля", говорит Татхагата. А источник воли заблуждение, питающееся иллюзией "я". Read more... )
verbarium: (Default)
.
Человек всю жизнь является соглядатаем мира, соглядатаем других. В это время другие также наблюдают его, и мир преследует его. Они встречаются друг с другом в пространстве взаимного отрицания, обусловленного противостояния. Даже приятие другого, на мистической глубине, есть его отрицание, поскольку противопоставлено ему как объекту. Когда человек научается быть соглядатаем себя, перестает быть соглядатаем мира, мир больше не видит его, оставляет его. Он и сам перестает видеть себя извне, а видит лишь себя внутреннего, как изменение сознания. Read more... )
verbarium: (Default)
.
Кьеркегор: "Самоубийство — отрицательная форма бесконечной свободы. Счастлив тот, кто найдет положительную". Read more... )
verbarium: (Default)
.
"Я мыслю пропущенными звеньями", говорит Мандельштам. Отчетливо сформулированная сверхзадача экзистенциальной поэтики да и всякого серьезного мышления вообще. Максимы ли Ницше, изречения ли древних риши, коаны ли дзен, все следуют этому закону онтологического умолчания. Read more... )
verbarium: (Default)
.
Гоголь, в воспоминаниях о детстве, по поводу каких-то домашних страхов: "В ушах темнело". Read more... )
verbarium: (Default)
.
Интересно было бы самого себя проверить на детекторе лжи. Поставить эдак перед собой кальян с березовым соком и, весело его потягивая и посматривая на "стрелку осциллографа", прикинуть о себе нечто. Задать себе несколько нетривиальных вопросов. Результат бы, я думаю, оказался шокируюшим. Ты задаешь себе вопросы и сам же на них отвечаешь, максимально откровенно, тебе нечего скрывать от "него", ведь ты разговариваешь с самим собой, ты и есть этот вопрос, но в молниеносном зазоре между вопросом и ответом, когда ты даже не думаешь о "втором" и еще нет ответа, и совершается самая гнусная ложь. Глобальная подмена. Вопрошающего на ответчика, дознавателя на подозреваемого, адвоката на прокурора. Это как игра в шахматы с самим собой: как бы ты ни пытался, ни за что не удастся скрыть хитрость твоего хода от "противника", и ты неизбежно подыгрываешь то этому, то тому, не в силах выбрать "главного". Если тот, кто задает вопросы и отвечающий на них — одно,

То кто наблюдает обоих? За кого он? Как ему удается быть то тем, то другим, оставаясь при этом третьим? Теист тотчас скажет, что это Бог, моралист: совесть, фрейдист: либидо, психиатр: безумие. Read more... )
verbarium: (Default)
"Личинка, гусеница, бабочка, которое же из них "я", недоумевает Розанов. Никакое. Это вопрос наблюдающего извне.

Но вот что должна думать о себе сама бабочка, если, конечно, помнит, о своих превращениях? Кто она: куколка, гусеница, крылатая личинка? Нельзя отказаться ни от какого из своих прежних состояний и одновременно: отождествляться с ними.

Скорее всего, она ничего не знает о них, как не знает о своих превращениях человек. Но подсознательно держится за них все. Read more... )
verbarium: (Default)
.
Сейчас перевожу сутту (AN 7:47), которая очень подходит к сегодняшнему политическому моменту.

Намеревающийся совершить жертвоприношение (живых существ), еще до того, как совершить его, заносит над жертвой три ножа: ментальный нож, словесный нож и физический нож.

То есть, нож предварительного обдумывания убийства, словесной (информационной) подготовки убийства и телесных приготовлений к убийству.

После чего совершается само убийство.

В развитие сутты добавлю, что прошедшему все три подготовительных фазы к убийству уже почти невозможно остановиться, и инерция замысленного преступления приводит к его реализации. Read more... )
verbarium: (Default)
.
Как короля играет свита, так и в книгах настоящего художника человек играем не самим собой, а вещами вокруг него, всем окружением его предметов. Причем, в эту свиту входят все доверенные и приближенные самого "внутреннего" человека: его жесты, интонации, мимика, слова, игра глаз, всхлипы, хрипы. И даже самое отсутствие вещей. Собственно, больше никакого "человека" ни вокруг него, ни в нем самом, кроме вещей и их отсутствия, нет: его свита. Он и есть эти вещи и жесты и вакуум вокруг них. Read more... )
verbarium: (Default)
.
Ноздрев (о Собакевиче): "Не едь к нему! Он черт знает где живет. Я тоже … здесь живу".

Вот мастер. Видно, что даже такому хвастуну и вралю как Ноздрев и то иногда соврать зазорно. Щадит совесть Чичикова. И автор явно в растерянности здесь перед своим персонажем. В смущении своего таланта. Read more... )
verbarium: (Default)
.
"Бог никакой власти не имеет. Он имеет власти меньше, чем полицейский". Замечательные слова Николая Бердяева.

Я лишь не согласен с интерпретацией Бердяевым этого отсутствия власти у Бога. Якобы Бог не имеет власти потому, что на него не могут быть распространены никакие низменные начала. Бердяев прав метафизически и не прав фактически, в реальном земном измерении.

Фактически любые низменные качества могут быть распространены и распространяются на Абсолютное, прежде всего, властью, поскольку всякая власть стремится сделать Бога Генералиссимусом и надеть на него погоны. Место Бога-Сына на земле занимает земной кесарь, это необходимое условие, по какому власть согласна терпеть идею Бога-Отца и вообще Веру. Тогда она как бы действует от Его имени и освящена верой. Хуже, что и население воспринимает Бога как солдафона и полицейского. Тогда оно неизбежно уклоняется от Его карательных санкций, стремится обмануть Его. Read more... )
verbarium: (Default)
.
Сегодня исполняется 140 лет со дня рождения выдающегося русского мыслителя Николая Александровича Бердяева, одного из 160 пассажиров "философского парохода", высланных Лениным. Напомним, что среди отплывающих были С.Л. Франк, Л.П. Карсавин, С.Н. Булгаков, Н.О. Лосский, П.А. Сорокин, С.Е. Трубецкой, многие другие философы и писатели.

Н.А. Бердяев всегда был близок мне своей человеческой глубиной, преданностью истине и экспрессией литературного стиля. Даю подборку высказываний из его последней книги "Самопознание". Не хотелось ставить их в сегодняшний политический контекст, слишком слякотно и шумно на дворе, но жизнь и самопознание продолжаются, и пусть это будет кому-нибудь поддержкой.

***
Ваш новый мир есть самый старый, с древних времен существующий мир. Личное сознание, личная совесть всегда была лишь у немногих избранников. Средний человек, средняя масса всегда определялась коллективностью, социальной группой, и так было с первобытных кланов. Всякая посредственность есть существо вполне коллективное, отлично социализированное. Совершенно новый и действительно не бывший мир был бы мир, созданный персоналистической революцией. Но такая революция была бы концом нашего мира.

***
"У меня никогда не было чувства происхождения от отца и матери, я никогда не ощущал, что родился от родителей. Нелюбовь ко всему родовому – характерное мое свойство. Я не люблю семьи и семейственности, и меня поражает привязанность к семейному началу западных народов. Некоторые друзья шутя называли меня врагом рода человеческого. И это при том, что мне очень свойственна человечность. У меня всегда была мучительная нелюбовь к сходству лиц, к сходству детей и родителей, братьев и сестер. Черты родового сходства мне представлялись противоречащими достоинству человеческой личности. Я любил лишь «лица необщее выражение».

***
Я хотел бы, чтобы мир превратился в симфонию запахов. Это связано с тем, что я с болезненной остротой воспринимаю дурной запах мира. У меня есть брезгливость и к самому себе. Думаю, что брезгливость связана у меня со структурой моего духа. Душевная брезгливость у меня не меньшая. Дурной нравственный запах мучит меня не меньше, чем дурной физический запах. Брезгливость вызывают интриги жизни, закулисная сторона политики. Я не эстет по своему основному отношению к жизни и имею антипатию к эстетам. Моя преобладающая ориентировка в жизни этическая. Read more... )
verbarium: (Default)
.
З. Гиппиус: "Между Сологубом и Розановым близости не было. Даже в расцвете розановских «воскресений», когда на Шпалерную ходили решительно все (вот уж без выбора-то!) — Сологуба я там не помню.

Но для коренной розановской интимности все были равны. И Розанов привязался к Сологубу.

— Что это, голубчик, что это вы сидите так, ни словечка ни с кем. Что это за декадентство. Смотрю на вас — и, право, нахожу, что вы не человек, а кирпич в сюртуке!

Случилось, что в это время все молчали. Сологуб тоже помолчал, затем произнес, монотонно, холодно и явственно:

— А я нахожу, что вы грубы.

Розанов осекся. Это он-то, ласковый, нежный, — груб! И, однако, была тут и правда какая-то; пожалуй, и груб.

Инцидент сейчас же смазали и замяли, а Розанов, конечно, не научился интимничать с выбором: интимность была у него природная, неизлечимая, особенная: и прелестная, и противная".

А ведь все очевидно как будто сразу. Read more... )
verbarium: (Default)
.
Нет, не "по вопросу Украины" ссорятся люди, как полагают некоторые, это объективированный в социуме, спроецированный в коллективное бессознательное, спор человека с самим собой, пластов его совести разных глубин залегания.

На ближнем, "дневном" ее пласте, с выходом на поверхность, тех кто "за" присоединение чужих территорий, завоевание пространства, — прежде всего страх за самого себя (свое смертное "я"), затем за все ближайшие самоидентификации "я", — семью, близких, "работу", карьеру", "деньги". Этот страх, признаваемый внутренне и общественно шкурным, затем актуализируется еще острее и подменяется все расширяющимися кругами страха за "страну", "нацию", "государство", "суверенитет", "будущее", "цивилизацию", "человечество". Затем все повторяется в обратном порядке, от общего к частному, и так бесконечное количество раз, от "я" к "они", но в итоге самым глубоким, "дневным" и одновременно "ночным" страхом всегда оказывается, страх за собственное "я", за угрозу индивидуальному быванию – ведь "эго" является источником и вместилищем всех прочих отчаяний и страхов. Read more... )
verbarium: (Default)
.
Гоголь несомненно русский писатель, потому что писал на русском. "Но украинский гений", резонно возражают на Украине.

Согласен. Хотя совершенно невозможно национально охватить понятие "гения". Он принадлежит человечеству.

И все-таки Гоголь существует в двух измерениях этого особого русского — гоголевского — языка и украинского видения и темперамента. Без него температура русской речи была бы неполной. Read more... )
verbarium: (Default)
.
Бродский, в эссе о "Котловане" Андрея Платонова, говорит, что наличие абсурда в грамматике свидетельствует не о частной трагедии, но о человеческой расе в целом".

Разве только в грамматике? Довольно оптимистическое высказывание. Я думаю, что это ощущение не внутреннего, а внешнего эмигранта языка. Очевидно, что частный абсурд грамматики вписан в общий абсурд языка, а вместе с ним в совокупный абсурд существования. Наличие абсурда самого языка, языка как такового, свидетельствует о трагедии мышления и понимания, но благодаря ей же язык может реабилитировать себя в самоотречении.

Издалека будто вторит Деннет. "Кто не владеет языком, не владеет мышлением".

Вижу в этих осторожных пассажах опасливое и намеренное удаление от глубинного понимания языка и мышления и желание свести проблему бытия и мышления к проблеме языка. Это как бы модифицированная максима А. Шопенгауэра: "Кто ясно мыслит, тот ясно излагает". Правда, дальше у него сказано: "Я знаю только одно исключение: Кант". То есть, развивая эту мысль Шопенгауэра, можно сказать, что Кант ясно мыслит, но неясно излагает.

И это чистая правда. Read more... )
verbarium: (Default)
.
Была еще такая киноаллегория. Зал, набитый роботами-телезрителями, а на сцене тройка "экспертов", проводящих кастинг в прямом эфире.

Ведется жестокий отбор участников какого-то увлекательного еженедельного шоу. Герой, отчаявшийся спасти свою возлюбленную, попавшую в лапы телемафии, вбегает под камеры и, требуя внимания к себе, выхватывает осколок стекла — "черного зеркала" разбитого телеэкрана. Угрожает покончить с собой в прямом эфире, если ему не дадут немедленно высказаться. Он должен спасти свою девушку, вернуть ее к подлинности. Но ее уже не спасти.

Он держит осколок у шейной артерии, опасно вдавливает его в шею, и очарованные эксперты, пресыщенные каждодневными серийными "сенсациями", "эксклюзивами" и "самородками", восклицают: "Вау, мы берем вас, вы нас убедили! Подлинность два раза в неделю, по полчаса! Рейтинг телеканала обеспечен!" Read more... )
verbarium: (Default)
.
Встретил давнего друга. Не виделись лет тридцать. Он был эмоциональный, страстный, по-видимому, и остался таким. Мы всегда шли с ним ноздря в ноздрю, даже немного соперничали. Я чувствовал, что немного отстаю от него в понимании целого. Он как бы обнимал мир своей чувственностью, постигал ею. Не то что был контролируем эмоцией, но отдавал ей сознательный приоритет. Говорил, что еще успеет задуматься.

Я был более рационален. Считал, что "чувства" возьмут свое даже если не хочешь подчиняться им. Потом мы разъехались. Read more... )

Профиль

verbarium: (Default)
verbarium

April 2017

S M T W T F S
      1
23456 78
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 02:39 am
Powered by Dreamwidth Studios