verbarium: (Default)
.
"Освобождение разума подобно угасанию лампы". (AN 3:90)

Величайшие слова, вся программа буддизма сжато.

Никогда не согласится "цивилизованный" разум на свое добровольное "угасание" Read more... )
verbarium: (Default)
.
Настоящая причина веры своеволие. Это последнее его прибежище. Своеволия Розанова или Ницше хватило на то, чтобы глумиться над христианством, но не хватило на то, чтобы принять буддизм. Поэтому они только сомневались в христианстве и дальше не пошли. На самом же деле они и были настоящими верующими, боязливыми христианами, блудная паства милосердного европейского Бога, терпеливо дожидающегося их в райских кущах догматического богословия. Жалкость их философского отрицания подчеркнута их неприглядным концом: один собирал на вокзале заплеванные окурки, а другой размазывал по своему лицу кал в доме умалишенных. Все закончилось даже не своеволием стиля и мышления, а безобразием одурачившей их физиологии. Read more... )
verbarium: (Default)
.
Мне нравится, что в классическом буддизме словом диттхи (взгляд, мнение, представление, воззрение, убеждение, точка зрения, теория) определяется любой взгляд, всегда подразумеваемый как неправильный, поскольку все взгляды вне Дхаммы Будды Read more... )
verbarium: (Default)
.
Когда же человек бывает, собственно, свободным? То он хочет есть, то пить, то спать, то испражняться, то совокупляться. И всегда он хочет дышать. Почешется там, позудит здесь, кольнет в боку, подумается "мысль", приснится "сон", придет в голову "Бог". Ни мгновения самосознания и свободы вне этой необходимости. И толчение себя в ступе трех времен, в которых ни одно по-настоящему не различимо. Среди забот обо всем, прежде всего, о самом себе, среди самооправданий и самообвинений. И все это объединено одним — "основным" инстинктом, который, конечно, сам является воплощением свободы. И беспрерывным фоном за всем этим — ожидание страдания, предощущение боли. Которое не поглощается даже ожиданием конца. Даже под слезами "счастья" выглядывают другие слезы, как под ликованием восторга безумный страх. Read more... )
verbarium: (Default)
.
Висуддхимагга прекрасно формулирует, что основой невозмутимого, равностного отношения ко всем существам является понимание того факта, что все существа являются собственниками своих дел, владельцами своих поступков, хозяевами своего личного выбора. Следовательно, и жнецами своей будущей жатвы. И, что характерно, от этой собственности нельзя уклониться, раздать или "завещать" ее. Это право неотторжимо от субъекта права. "Чем, как не собственным выбором, обусловлено то, что существа становятся счастливыми или свободными от страдания и не отпадают от успеха, которого они достигли?" Read more... )
verbarium: (Default)
.
В одной из буддийских сутт (SN 3:8) говорится, что тот, кто [действительно] любит себя, никогда не причинит вреда другому. Тонкая истина.

Что мы видим на самом деле? Беспощадную ненависть к себе, себялюбивую жестокость к себе, черную неблагодарность себя к себе. Read more... )
verbarium: (Default)
.
Лень, нежелание что-либо делать, паралич сознательной воли, всякое сопротивление усилию добра в нас, есть мощная воля каммы, не сознаваемой субъектом. Именно здесь камма нас подстерегает, здесь же она и преодолевается. До момента этого осознания мы считаем волю каммы собственной, то есть, управляемой нами. Read more... )
verbarium: (Default)
.
"Вдруг ему стало обидно — отчего это в России все сделалось таким плохоньким, корявым, серым, как она могла так оболваниться и притупиться? Read more... )
verbarium: (Знамя Дхаммы)
.
Согласно философии Абхидхаммы. жизнь живых существ чрезвычайно кратка и длится всего лишь один сознательный момент (момент сознания). Как колесо повозки, вращаясь, в каждый отдельный момент времени касается земли только одной точкой своей периферии, как то же колесо, в состоянии покоя, касается земли только одной точкой своей окружности, так и жизнь живых существ продолжается только один сознательный момент в каждом отдельном моменте времени. Когда один момент сознания прекратился, вместе с ним прекратилось и живое существо, носящее это сознание, и перешло в следующее. В соответствии с чем сказано: Read more... )
verbarium: (Default)
Каждый останавливается в своем развитии (образовании, самопознании, религии) на точке оправдания, на которой он реализует сверхзадачу своей жизни, то есть отвечает на импульс своего центрального (не "основного") инстинкта. Этот центральный инстинкт — суммарная энергия индивидуальной каммы (кармы), вектор ее развития.

Но глубинная самореализация личности начинается не с осуществления, а преодоления этого инстинкта, который по видимости является инстинктом вовсе не личности, а некоей постороней силы, "природы". До этой момента невозможно определить, какая доля природного "замысла" или "Бога" участвует в этом массиве индивидуальной каммы. Невозможно даже сказать, является ли "личная" воля всего лишь субъективацией безличной каммы или какая-то часть ее все же подконтрольна нам. Слишком темен предмет, темно всякое, даже самое светлое желание до этого момента, слишком часто оказываются стремления и воления личности противоположными ее глубинным интересам. Read more... )
verbarium: (Знамя Дхаммы)
.
Буддизм, если кто еще не понял — для людей последней искренности, последнего понимания, последней свободы.

Он не оставляет места компромиссу ни с людьми, ни с богами. Его нельзя адаптировать к — политике, семье, человечности, творчеству, чувству родины. Холодно? Возможно. Но как подумаешь, что в противном случае придется и дальше проходить сквозь льды бесконечных перерождений, становится еще прохладней. Так учение о Срединном Пути придвигает к краю.

Откуда я знаю, что этот человек действительно был и все, что он сказал — правда? Из того чувства единства судьбы и высказывания, которым отличались все, кто сеял в сердцах, а не при дороге.

Как у каждого пришедшего в этот мир, у него были враги и оппоненты. Только он не считал их своими врагами. Природными явлениями, не больше. В строгом смысле, люди были для него лишь материалом их будущей свободы. Равно как и животные, и боги. Он мог спокойно разрешить добровольный уход из жизни тому, кто достиг Ниббаны и сострадать увядающему цветку, не достишему ее. Всю свою вражду он перенес из сферы человеческих отношений в сферу метафизики и онтологии, это была война против природного, а не социального порядка вещей. Он и его Араханты победили сансару прежде всего потому, что не связывали никаких надежд с ней. Более того, это считалось и считается необходимым предварительным условием пути и понимания: озарение Первой и Второй Благородной Истиной — понимания страдания и происхождения страдания. Выражаясь парадоксально, силу для последнего рывка к свободе существа черпают из своей безмерной генетической усталости от сансары. Кармически молодые, задорные, пылкие — живые — потому и резвятся в садах сансары, что еще не накопили необходимой усталости и разочарования — отчаяния, возвращающего к вечной молодости. Read more... )
verbarium: (Знамя Дхаммы)
.
В Ангуттара Никае, одном из пяти больших разделов Суттапитаки, Будда перечисляет семь уз или оков сексуальности, которые отягощают жизнь верующего. К ним я добавляю восьмые (Перевод мой). Read more... )
verbarium: (Default)
.
В Висуддхимагге ("Путь очищения"), великом экзегетическом труде по философии и практике буддизма Тхеравады, рассказывается следующая восхитительная история о подлинных слепоте и зрении человека. Read more... )
verbarium: (Знамя Дхаммы)
.
Даю свой перевод первой главы Сутта Нипаты, одного из величайших литературных и философских памятников раннего буддизма. Этот текст, по мнению исследователей, принадлежит к наиболее древнему слою текстов Типитаки (Раздела сутт Палийского канона), в особенности его 4 и 5 глава. Сутта Нипата часто переводится с другим памятником ранней буддийской литературы, Дхаммападой, но отличается от нее более широкой доктринальной тематикой и более углубленной проработкой вопросов Дхаммы. Сутта Нипатой восхищался И.А. Бунин и даже использовал один из ее стихов в качестве эпиграфа для своего рассказа "Братья" ("Взгляни на братьев, избивающих друг друга: я хочу говорить о печали"). Приведенный стих, правда, ничего общего с подлинником не имеет. Существующий русский перевод Сутта Нипаты более чем столетней давности (которым и пользовался Бунин), оставляет весьма приблизительное представление об этом шедевре классической буддийской литературы. Скорее, его можно назвать вольным переложением буддийской доктрины, отраженной в христанизированном сознании переводчика.

В подготовке перевода использовалось около десяти различных английских переводов Сутта Нипаты (основной из них, K.R. Norman, Pablished by The Pali Text Society, Oxford, 2001) а также палийский оригинал текста (проверка основных терминов). Перевод памятника будет выкладываться постепенно, глава за главой, сутта за суттой, по мере подготовки текста.

Комментарий: Уже в первой главе Сутта Нипаты вводится одно из центральных понятий буддийской психологии анусая (предрасположенность, скрытая тенденция, склонность). Их насчитывается семь: тенденция к чувственному вожделению, ненависти (отвращению), сомнению и т.д. (см подробно словарь). Маленький ребенок даже не знает что такое сомнение, отвращение, вожделение, еtc, но подспудные тенденции к сомнению, отвращению, вожделению, etc. уже присутствуют в нем, говорится в одной из сутт. Со временем они раскрываются во всей полноте и укореняются в ментальности все глубже. Если анусая не будут уничтожены, камма (карма) всецело овладеет человеком и приведет его к новому, как правило, более низкому перерождению. Не говоря уже о том, какое влияние они оказывают на содержание этой жизни.

Термин "Тот Берег" (или Другой Берег, Дальний Берег) традиционно используется в буддийской литературе для обозначения Ниббаны, высшего и единственного, необусловленного состояния, которое может быть достигнуто живым существом, в результате чего оно становится Арахантом (букв. "Достойный"). Однако в контексте этой главы термин используется для обозначения "высшего перерождения", существования в небесных божественных мирах сансары, феноменального существования. Стремления к "раю" загробной жизни и "аду" этой должны быть одинаково оставлены.

Более подробный перевод терминов см. СЛОВАРЬ БУДДИЙСКИХ ТЕРМИНОВ

или по этому же тэгу Read more... )

Рад

Oct. 31st, 2010 07:17 am
verbarium: (Default)
.
Ничто так не характеризует всего человека здесь, как его представление о рае и аде там. Рай для меня – это абсолютное сознание без страдания. В буддизме достижение этого возможно. Read more... )
verbarium: (Знамя Дхаммы)
.
Дигха Никая (Сутта № 34) перечисляет восемь мыслей великого человека (махапуриса), которые следует пробудить в себе и неустанно культивировать: Read more... )
verbarium: (Default)
.
Вечность скучна, мимолетность страшна. Бессмертие в аду или небесах отдает безысходной тоской.

Доктрина каммы (кармы), общая всем ортодоксальным системам индуизма, тоже разрешается в каком-то глухом результате, то ли в раю. то ли в небытии.

В буддизме созревание каммы ведет в конце концов к выходу из дурной бесконечности, "личность" всецело преодолевается, оставаясь при этом "бессмертной".

Внеличностное бессмертие головокружительно красиво но подозрительно личной бесконечностью. Впрочем Будда говорит не о бессмертии, а о Бессмертном - как о принципе. Так что никакого надувательства. Обойдемся без посмертной недвижимости. Read more... )
verbarium: (флаг дхаммы)
.
Что взять с собою в дорогу. Места много не занимает, но вещь в путешествии абсолютно необходимая. Read more... )
verbarium: (флаг дхаммы)
.
В понимании "сознательного" и "бессознательного" до сих пор много путаницы. По умолчанию предполагается, что пространство бессознательного это какая-то небольшая автономная область, в которую сознание изредка совершает свои экскурсы, или бессознательное тайком навещает сознательное. На самом деле, территория бессознательного огромна и покрывает едва ли не б’ольшую часть территории так называемого "сознательного". Бессознательным является все, что совершается внутри сознания без санкции контролирующей инстанции надсознания. Все, что выполняется инстинктивно, в припадке спонтанной воли, под воздействием прихоти желания. Все, что стало "навыком", "профессией" и "привычкой". Все, что стало "буднями". Любые неосознанные (бессознательные) действия, слова и поступки, независимо от того, хорошие они или дурные, становятся каммой (кармой) существ. Они формируют основу настоящей и будущей жизни, потому что в высшем смысле они безвольны, сопровождаются падением в ад бессознательного и самим бессознательным – т.е. совершены под действием неосознаваемой, следовательно, слепо управляющей воли. Это мировая воля, проницающая индвидуума как кислород. Она разлагает личную волю.

Подлинное сознательное начинается со второго этажа сознания, с сознания самого сознания. Выход на этот уровень чрезвычайно труден и дается только медитативной практикой и отказом от чувственности и праздного мышления. От переживаний чувственности как сознательной установки на удовольствие. От самодовлеющих переживаний интеллекта, потворствующих этой чувственности. Собственно, чувственность и бесконтрольное самовоспроизводство ментальных процессов и составляют "плодородный слой" нижнего сознания. Они и есть "бессознательное". Оставаясь внутри этой среды самосознания, сознание гибнет.

Истинное сознательное начинается со следующей стадии, когда мы наблюдаем чувственные и ментальные процессы в сознании с высоты самоотречения и оставляем их "неприкосновенными". Не соединяясь и не сливаясь с ними. Они "не наши", они "ничьи". Наблюдая их как участников постороннего движения, как серии чувственных потоков и мылеформ, мы не выражаем к ним никакого отношения, а просто принимаем их к сведению, не погружаясь в них ни влечением, ни отвращением. Просто фиксируем и отпускаем их с миром как безобидных тварей. Через какое-то время они отпускают нас и прекращают движение, растворяются в тумане бессознания. Здесь мы попадаем в зону ментального молчания, камеру сознательной сенсорной и ментальной депривации, из которой впредь будем беспристрастно наблюдать за театром самих себя. Здесь начинается последнее представление нашей жизни, в котором мы больше не актеры, а только зрители. Здесь открывается возможность истинного сознания. Путь к осознанию всего происходящего с нами в каждое мгновение бытия — сатипаттхана. Четвероякое приложение сознательного усилия к этому пониманию есть подлинная концентрация сознания. Она возможна, когда находишься внутри этого защищенного пространства равностности и невозмутимости. Отсюда мы начинаем свой по-настоящему сознательный — и вооруженный — поход в мир. Здесь мы неуязвимы.

С этого момента сознательного привязывания сознания к избранному объекту начинается внимательность (сати) и ясная сознательность (сампаджаньня), направленные на тело и все отправления тела; на все испытываемые и зарождающиеся ощущения; на все состояния разума; на все объекты разума. Рассмотрение всякого объекта сознания беспристрастно, до того, как он проникнет в нас и начнет свое кумулятивное движение в психике, означает торможение бессознательного, успокоение воли. Торможение бессознательной воли в себе есть обуздание мировой воли и воспитание личной. Это подлинное расширение сознания - области сознательного сознательного и завоевание бессознательного, в котором все наши несчастья, падения и ошибки. Это и только это есть истинный буддизм. Это Четвероевангелие Будды.
verbarium: (Default)
.
Бытие отдельного существа в целом (не одной только его жизни, а всего бесконечно повторяющегося цикла рождений и смертей), можно сравнить с огромными песочными часами, переливающими свое содержимое из емкости в емкость, из колбы в колбу. В начале жизни, пока верхняя часть еще полна песка, никто особенно не беспокоится, иллюзия зрения такова, что песок кажется неистощимым, а отдельные упавшие песчинки просто праздничным движением, развлекающим жизненную скуку. Можно даже устроить какое-нибудь представление из этого созерцания (искусство, литература), из этого наблюдения, устроившись поудобнее в кресле. Художники и шуты позаботятся. Однако содержимое в верхней части колбы все убывает, и скоро становится очевидным, что оно когда-нибудь кончится. Тогда начинается паника, заламывание рук, вселенские жалобы и стенания и перенесение ощущения личной катастрофы на политику, человечество, социум и даже Бога. Чем меньше остается песка в верхней части часов, тем очевиднее убыстрение движения песка сквозь горловину, и тем острее ощущение вселенской катастрофы. И никакие внешние представления и спетакли уже не помогают. Взгляд остается прикованным к единственному шоу — собственной гибели, и ощущение конца все нарастает, хотя с самого начала скорость падения песчинок была одна и та же, трава всегда зеленела и солнце всходило.

Это сравнение жизни и ее убывающих дней с песочными часами тривиально и, конечно, уже приходило на ум каждому. Встречается оно и в литературе. Но слепота человеческого видения такова, что даже собственные метафоры человек не может додумать до конца. Таков страх конца.

Между тем, пока истощается верхняя часть часов, нижняя все прибывает. И вот этого-то, по-настоящему захватывающего зрелища, никто не хочет увидеть. Все зачарованы зрелищем падения, а незыблемая тяжесть упавшего песка и неостановимое прирастание его горы никого не смущает. Собственно, самонадеянность зрения такова, что, даже видя убывание верхнего песка, зритель как бы даже не предполагает, что существует нижний. И существует все основательнее. И, конечно, почти никто даже не догадывается, что в тот самый момент, как в узкую горловину часов проскользнет последняя песчинка, часы немедленно будут перевернуты — не чьей-то мускулистой рукой, а лишь в силу исполнения непреложного природного закона — и падение песка начнется снова, то есть, продолжится. И снова очарованный зритель усядется в кресло и начнет созерцать падение капель.

Как в первый раз.

И так огромны эти часы, столь неизбывен песок хроноса, что даже для тех, кто увидел эти бесконечные переворачивания, он кажется неистощимым и повергает в отчаяние. Совершатся мириады и мириады переворачиваний этих часов, тьмы превращений, прежде чем человек станет способным обнаружить во всем колоссальном массиве этого песка отсутствие одной малой космической пылинки, одной маковой росинки.

Но тяжесть будет убывать. Верный признак этого - увеличение тяжести наличного существования, что и означает уменьшение тяжести подспудного кармического груза. И напротив, облегчение наличного существования, как правило, означает увеличение кармической тяжести.

Так от рождения к рождению, от прозрения к прозрению, он будет все сильнее чувствовать облегчение этого массива песка, неподъемной глыбы своей кармы, пока не испарит всей ее космической пыли своим быванием дотла и не придет к последнему существованию с последней песчинкой — которая уже не упадет вниз и исчезнет в горловине мировых часов навсегда.

Профиль

verbarium: (Default)
verbarium

April 2017

S M T W T F S
      1
23456 78
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 02:31 am
Powered by Dreamwidth Studios